Перевести страницу

С т и х и Еловый мальчик часть 2





Папа в лес уезжал пораньше,

Забрав маму, сестру с собой.

В школе их оставлял, а дальше

Начинал свой день трудовой.

Ну, а дом сторожил Еловый

Вместе с другом, который был

СпаниЕлем, почти без слова

Понимавшим приказ. Он слыл

Жизнерадостным, умным, смелым

И к тому же потешным псом.

С припорошенной, словно мелом,

Бурой шерстью. А хвост торчком.

Его гордостью были уши.

Их размеры, как у слона.

Только тот ходил неуклюже –

СпаниЕль же был шустр сполна.

Пёс бежал, а ушища-флаги

Развевалися с двух сторон,

И глаза наполнялись влагой,

Видя то, как прекрасен он!

За такие большие уши

Кликать стали его «Лопух»

(Ведь Еловый шутник был дюжий);

Папа звал по-простому: «Пух»;

За игривый нрав, мягкость мама

Называла пса «Лопушок»;

А сестра, расценив в полграмма,

Обзывала всегда «Пушок»!

Лопуху мальчуган – хозяин.

Мысль его понимал без слов.

У них было без счёта таин,

А тайник среди стопок дров.










Повезло Лопуху безмерно:

Лишь один из ста тысяч псов

Он владел и, причем, отменно

Речью разных птиц, даже сов.

Щенку были подвластны много

Языков, что в лесу звучат.

Десять, двадцать -- не знаю строго.

Когда мальчик лечил зайчат,

Произнес, устав от работы:

– Руку лапкой пожал бы мне.

Безо всякой Лопух заботы

Странно тявкнул, идя к сосне.

Сотворил косой всё, как надо.

Но не верит малыш глазам.

Раз ещё отдана команда –

Догадался Еловый сам,

Что его собачонка – чудо.

Но не стал говорить другим.

Ведь тогда украдут отсюда

Щенка (как же Лопух любим!).

Одного лишь не может пёсик:

Нежность к другу в слова облечь.

Безответный такой вопросик:

Как сказать человечью речь?

Вот реветь, вточь медведь, несложно,

Трель трескучую выводить.

Но совсем-совсем невозможно:

Как Еловый наш, говорить.










Кто рождается в мире дважды?

Вот загадка. Давай, ответь!

Птенец вышел, сказал бы каждый,

Из яйца и… из птицы ведь.

Возразить хочешь мне, конечно:

Ну, а карп, паук, крокодил?

К другой сказке ведёт поспешный

Твой ответ. Ты с ним погоди…

Рано утром глухарка Глаша

Напряглась, тихо ждя чудес:

– Долгожданные детки наши

Через день огласят весь лес!

Молода совсем птица Глаша:

Мамой будет она впервой.

А Гаврила глухарь ей кажет:

– От волненья я сам не свой.

Он сбирается за едою

Для жены. Что всего вкусней?

«Принеси мне от ели хвою.

Много смаку и пользы в ней, –

Наставляет она супруга. –

Берегись и не забывай,

Что теперь без заботы друга

Мне не выжить с детьми…Ступай».

Ведь у них скоро будут дети.

А Гаврила такой лихач!

Забывает про всё на свете,

Когда песни поёт. Хоть плачь!









«Ах, как хочется свежей дичи», –

Сказал местный богач крутой.

Следом повар прислугу кличет:

– Мне охотников срочно в бой.

Не нашли никого получше

Двух бандитов в бегах уж год

(Это был, знаю, самый худший

На работу у них поход).

Для охоты вмиг снарядились:

Два бинокля, ружьё, ягдташ.

Ну, а с поваром сговорились:

Глухарей пяток и… шабаш.

Перед самым отходом повар

Им собаку отдал свою:

«Чует запах она и говор

Глухаря на самом краю

Земли». Вышли с утра пораньше.

Дух весны, как вино, пьянил.

В лес шагали они всё дальше…

Пес тревогу вовсю забил.

Но бороться со сном нет мочи –

Выстрел вверх, чтобы не дремать.

Но всё хочется спать уж очень.

Решено: чуток полежать.





Ели мальчик и пёс овсянку,

Когда выстрел тот прозвучал.

Ушли старшие спозаранку…

Кипеть чайник уже начал.

Распивать чаи вышло время,

Точит мысль: «Что же там в лесу?»

«Да, тяжёлое это бремя,

Лучше я только часть снесу», –

Думал мальчик, сбирая сумку

Для любимцев своих лесных,

Угостить чем-то белку Умку

И зверушек других чудных…



Друга два: Лопух и Еловый –

Шли, любуясь весенним днём.

Вдруг навстречу им пёс бедовый.

Слишком гонору много в нём!

Да не главное это было.

Наш Еловый опешил вдруг.

Его сердце как бы заныло,

Но Лопух не заметил: «Друг,

Что в такую теплынь-погоду

В наши вас привело края?»

– «Двух придурков свёл на охоту».

– «На кого?» – «Да на глухаря».

Две собаки вели беседу.

Мальчик взгляд не мог оторвать:

– Как похож он на псину эту,

Близнецы меж собою, знать.

Вдруг мальчонку пробило током:

«Почему в этих пёс местах?

Глухарей развелось здесь много.

Что ж, задача моя проста:

Браконьеров быстрее надо

Обезвредить. Лопух! Cюда!

За сорокой дуй. Знаю, рада

Услужить мне она всегда».







К слову молвлю, сорока вставить

Ухитрилась в щель клювик свой.

Лишь Еловый помог исправить

Положенье сороки той.

Так вот Якова стала другом.

Много пользы в лесу от ней.

Голова идёт вечно кругом –

Где добыть скорей новостей?

Что трещала кума сорока,

Понимал каждый зверь вокруг.

Точно радио, всё без срока –

На ночь лишь отключался звук.

«Пусть она всех подруг захватит

(У неё друзей целый лес).

Так как с Яковом очень ладит,

Залетит за ним. Вот уж бес!» –

Вслед собаке кричал Еловый.

А про ворона знаю то:

Ему будет лет сто! Толковый.

И сильней воробья раз в сто!

Клюв, из стали булатной вроде,

Разрывает лисицу вмиг.

И для битвы с медведем годен.

Яков почестей всех достиг!





Браконьеры меж тем проснулись,

Выбирают, кто пожирней.

Вот к ружью уже потянулись,

Чтоб в Гаврилу стрелять скорей.

Тот сидел, вточь индюк завидный.

Заливался, как соловей.

Ничего не слыхать, друг ситный,

Из-за песни лихой твоей.

Небо сине вдруг потемнело:

Налетело семь стай сорок.

Из сорок одна – не у дела,

А от стаи всегда есть прок.

Поначалу шум сотворили –

Глухаря привели в себя.

А потом тех двоих узрили

И давай клевать, теребя.

А под занавес вышел ворон –

Браконьерам нет сил терпеть.

А сороки прут со всех стОрон –

Надо сделать работу ведь.

Наконец, сбоку фронт прорвали,

И к машине тех понесло,

Но и там всё напасти ждали:

Прокололи им колесо!

Представление продолжалось:

Их встречали пёс с… двойником.

Чувств лишиться к тому ж

осталось  --

Ужасающий вид кругом!

Ну, Еловый, быстрее к дому!

Чтобы помощь пришла. Звонить.

А бандиты? Те впали в кому –

Должны сами себя винить!











В отделенье их опознали:

Два матёрых убийцы. Год

Службы пО свету их искали,

А Еловый взял в оборот.

Под напором один сознался,

Для кого в глухарей стрелял.

Так богач навсегда расстался

С депутатством и враз слинял.

Пострадал всех поменьше повар:

Подался потом в общепит.

Поубавил заметно гонор,

Но, как прежде, живот набит.

Лопуху говорит Еловый:

– Двойника зови на обед.

Но последний сказал: «В столовой

У хозяина шкаф котлет.

И пора возвращаться в город,

Хоть и славно у вас, братва.

Говорят, что не тётка голод.

У хозяина во – жратва!»

А Лопух загрустил немного.

Расставанье – печаль всегда.

Что сказал пёс бедовый строго,

Он не понял совсем тогда.

Для него важней будет дружба,

А не шкаф отбивных котлет.

«Я горжусь у мальчиша службой!

Ведь на ней – с самых ранних лет!»









Победители в этом деле

Созваны на простой обед.

Много каши, бифштексов съели,

И вдобавок, кулёк конфет.

Ворон Яков пристрастен к мясу,

Пшёнка будет сорок еда.

Глядь, к десятому где-то часу

Пёс сто косточек обглодал!

Налегал на конфеты мальчик,

А хвалила бисквит сестра,

Папа пил минералку «Нальчик»

И беседу вёл у костра.

Сколько дивных про лес историй

Рассказал он в тот вечер тих!

Знай, Лопух ему внятно вторил.

В переводах он очень лих!

И сороки, и ворон Яков

Были рады понять рассказ.

Тому множество всяких знаков,

Что обед их совсем потряс.

Вдруг послышался голос мамы:

– Дети, поздно, пора уж спать.

Закрывайте-ка на ночь рамы,

А вас, гости, к нам ждём опять.





Ночь прошла… И Гаврила с Глашей

Дождались наконец детей.

Ну, а всем пожеланье дальше:

Берегите родных-друзей!




часть 1

часть 2

часть 3

часть 4

часть  5

Создать сайт
бесплатно на Nethouse