Перевести страницу

Рассказы и статьи

                                                             И ВСЕ СТАНЕТ КАК ОБЫЧНО

 


Меня разбудил солнечный зайчик, щекотавший левый уголок губ.  Тут же встала, тем самым не позволив лени утвердиться в своих правах, и вышла на балкон. Тысяча солнц, как прожекторы, светили в лицо. Свежий утренний воздух вплотную приблизил меня к Олимпу –   греческие боги наверняка вдыхали  нечто подобное. И стала взирать с Олимпа на окружающие красоты.


Вот взгляд скользнул вниз и остановился на сероватой ряби горного озера. Понятно, что его цвет будил только приятные воспоминания, а не навевал  мысли о серых монотонных буднях. В глубине  озера мне чудились искристые глаза (которые были без сомнения серыми) дорогих мне людей. А  в этом изгибе волны  привиделся пушистый хвост серого соседского кота. А вот я непроизвольно сглотнула слюну, как будто собиралась попробовать любимый бисквит. Его особенность, кроме необычайного вкуса, заключалась еще и в том, что снаружи он был коричневым,  с румяной корочкой, а внутри  – серым. Такой цвет придавали ему две ложки черничного варенья, которое я добавляла в тесто для аромата. И, наконец, меня посетила умиротворенность, испытываемая в серые весенние сумерки, когда вроде бы все переделано, и  пришла пора  спать, но за окном еще не стемнело и  поэтому можно насладиться теми  свободными минутами, что  дарят нам конец весны и раннее лето.


Ноздри защекотал упоительный аромат альпийской фиалки, и я с наслаждением чихнула. Честно говоря, меня необыкновенно раздражает, когда чихает кто-то посторонний. И чем громче и чаще  он это делает, тем больше выхожу из себя. А вот лично мое чихание приносит несказанное  удовлетворение. Так и  на этот раз: я была полностью удовлетворена окружавшей меня действительностью. И созерцание малиновых цветов с загнутыми  вверх, как  поднятые крылышки  бабочки, лепестками  усугубляло состояние   неземного покоя. В такие минуты внушаешь себе: надо запомнить, запечатлеть, зрительно сфотографировать в разных плоскостях и с разной освещенностью  тот кусочек грубой материи, который дарит  мимолетные положительные эмоции. И в хмурые ноябрьские дни, когда от насморка  и кашля слезятся глаза и раздражает даже собственное чихание, вытащить из чулана  памяти заветные снимки и согревать ими озябшие конечности.  


Вдруг послышались… О, нет. Это не были  глухие удары гонга, созывавшего постояльцев швейцарского пансиона на очередной завтрак. Нет. Я отчетливо различала мелодию, издаваемую противоугонным устройством от машины моего соседа по лестничной площадке. Душераздирающие звуки возникали, можно сказать, на ровном месте. Высокочувствительная аппаратура реагировала на вибрации тела муравья, ползущего в  сотне метров от машины.  Поэтому не стоит удивляться, что сирена раздавалась практически круглые сутки. Правда, в последнее время японская техника стала  что-то барахлить. И это привело к  существенному удлинению промежутков между завываниями. Я неоднократно призывала силы небесные   продолжить изменение данной ситуации к лучшему. И была услышана. И даже стала свидетелем кары господней.


Как-то поливая  на балконе альпийские фиалки,  обратила внимание  на грохочущую  мусорную машину. Я поспешила удалиться – кому хочется дышать выхлопными газами? Но вдруг, услышав страшный скрежет,  вернулась и чуть не свалилась  с балкона (от любопытства). Клешни мусоросборника, вместо того, чтобы захватить контейнер с мусором,  шмякнулись на капот  ненавистной машины… Та требовала основательного ремонта. Но что вы думаете? Ровно через две недели под окнами опять раздался знакомый мотив. Да, чудеса господни не объяснить, как и не объяснить  порой поступки некоторых смертных.

То тут, то там по двору  начало раздаваться  лязганье захлопывающихся  дверец. Так многочисленные автолюбители приветствовали своих железных коней. Воздух стал наполняться запахом бензина, угарным газом и  прочей дрянью. Мне пришлось спуститься с Олимпа.  Вернее, он ушел из-под моих ног.  Ведь его постоянным жителям не пристало дышать  э-э...


Прожекторы отключились. Просто солнце  несколько поменяло свое положение и перестало отражаться во множестве окон  из дома напротив. Именно эти отражения  только что празднично  светили мне в лицо. На  моем балконе, выходящем на запад, сгустилась утренняя тень.


А вот главный оплот иллюзии, горное озеро,  пока не рухнул. Стоит пояснить, что в центре линии, проведенной между моим подъездом и оным из противоположного дома, располагалось техническое строение. Его назначение  считалось для меня тайной за семью печатями. Догадываюсь, что места в нем было предостаточно. Наверно поэтому один предприимчивый жилец из нашего дома организовал там мастерскую по ремонту легковушек. Правда, мастерская процветала недолго. В адрес ее владельца посыпались бесчисленные жалобы: он, дескать, нарушает микроклимат нашего двора. Лавочку пришлось закрыть. Но, поверьте, на микроклимате это не отразилось. Да  и как может быть иначе, если ночующих во дворе машин на  единицы меньше, чем  жильцов в близлежащих домах?!


Разбираемое по косточкам строение никогда не упоминалось в моем гороскопе, а, следовательно, совершенно не влияло на мою судьбу. А вот липа, растущая рядом с постройкой, выглядит не такой стройной, как ее подружки. Куст сирени  у  металлической входной двери  смотрится уж совсем каким-то облезлым. Да и газон здесь сплошь и рядом в проплешинах.


  Особого внимания заслуживает крыша строения. Она была плоской, даже несколько вогнутой, с низеньким парапетом, герметично прилегавшим к основанию. Сточные отверстия, как это иногда случается, засорились. И вся вода с небес скапливалась на крыше, в результате чего образовался неестественный водоем на высоте четырех метров от уровня земли.  Я, может быть, и никогда не обратила  бы внимания на это чудо. Ведь все строение было серым, вода на нем – тоже. Но как-то вечером, выглянув в окно, просто ахнула. Внизу серебрились мириады звезд. Это было началом рождения, роста и становления роскошной иллюзии. В своих безудержных фантазиях я аж поднялась к высокогорному  швейцарскому отелю.


Но сухая действительность рано или поздно спускает нас на землю. Во мне, сначала шепотом, а потом все громче и громче  стал говорить здравый смысл:  при таком объеме воды здание  может рухнуть… И я позвонила в ЖЭС. Меня поблагодарили за сигнал и обещали  ликвидировать ЧС в ближайшие дни.

Что ж,  экзотический водоем скоро осушат. Откормленные, как рождественские индюшки, дворовые голуби перестанут казаться белокрылыми чайками. Альпийские фиалки отцветут. И все станет как обычно…

 

            

                                                                                                                          

                                                       

Главная Home


                                                                                                     

Создать сайт
бесплатно на Nethouse