Перевести страницу

СТИХИ СКАЗОЧКИ КОЗЯВОЧКИ

СКАЗОЧКИ КОЗЯВОЧКИ     SMALL INSECT'S TALES


СОДЕРЖАНИЕ


Про сверчка

Про светлячка

Про гусеничку

Про осу

Про божью коровку

Шмелиная шубка


CONTENT


About cricket

About glowworm

About caterpillar

About wasp

About lady-cow

Сoat of bumblebee fur


Жила одна козявка.

Давно уж не малявка.

Хоть и не паучиха,

Плела она так лихо.

Но далеко не сети,

А сказочки о лете,

Про всяких насекомых:

Больших и невесомых…


Про сверчка


Сверчок живёт за печкой.

Еда – чуть хлеба, гречки.

Пьёт в день по капле чаю.

Его не замечают.

Все ночи он стрекочет

И очень-очень хочет

Найти такого друга,

С кем не страшны ни вьюга,

Ни дождь, ни жар, ни холод.

Он далеко не молод.

Но всё же не болеет –

Он так себя жалеет.

«Я никому не нужен.

Уж может быть что хуже?»


Хозяин в доме новый.

Жена даёт всем слово,

Что от сверчка избавит,

Покой в семье наладит.

Борьба была неравной.

Сверчок ещё печальней.

Ему давили лапки.

Бежал он без оглядки.

Не оставляли крошек

И даже мокрых ложек!

Откуда ночью силы?!

Хозяйку то бесило.


Пришла подруга в гости

И перемыли кости

Сверчку, а он всё слышит.

От страха еле дышит.

Вдруг говорит подружка:

«Лишь прикоснусь к подушке,

Сон далеко уходит.

И это так изводит.

А тишина пугает.

А мысли донимают.

Я просто одинока.

От плача нету прока…

Так, мне пора сбираться»

Сверчок решил расстаться

С бессменным своим кровом.

Охвачен странным зовом.


И в сумку прыг к подружке.

И вот в её избушке.

Нашёл себе местечко.

Понятно, что у печки.

Ночь плавно наступает.

Сверчок опять играет.

Его напев прост очень,

И закрывает очи

Та женщина в постели.

Ей только в детстве пели,

Быстрее чтоб заснула.

Халат на спинке стула.

Сверчку здесь так уютно.

Что в прошлом, помнит смутно.

Сверчок кому-то нужен!

Он ни о чем не тужит.

Уж может быть что лучше?

И отвечаю тут же:


Хорошего так много,

Когда не одиноко!


Про светлячка


Собрались как-то вместе

Четыре друга. Влезти

На лист смог муравейчик.

За ним прыг-скок кузнечик.

А следом мотылёчек.

На крыльях много точек.

И светлячок взобрался.

В конце он оказался.


Дел много обсудили

И вдруг заговорили

О том, кто самый видный.

«Вот я прыгун завидный», –

Кузнечик похвалился.

С тем каждый согласился.

«А я такой пригожий,

На цветики похожий.

Летать умею славно

И в этом нет мне равных».

Что ж, сказанное верно.

«А я тружусь безмерно.

Весь день в делах, в заботе.

И при любой погоде».

Как муравьишка пашет,

Любой в лесочке скажет.

Лишь светлячок не знает,

Чем ценным обладает.

И всем его так жалко.

Запахла вдруг фиалка.

Не могут сговориться

И стали расходиться.


Пора уж спать ложиться.

Ночь. Светлячку не спится.

Глядит на звёзды в небе:

«Вот так светиться мне бы!

Но я такой невзрачный.

Поэтому жизнь мрачной

Мне видится все сутки».

Да, это вам не шутки.


Спустя неделю снова

Встречаются. У дома,

Где поживал кузнечик.

Темно и нету свечек.

Светляк вдруг встрепенулся,

Спиною повернулся.

И трое закричали:

«А мы не замечали,

Что ты такой весь яркий.

С тобою рядом жарко.

В тебе так много света,

Звезда земная лета!

Пусть слышат твои уши:

У нас ты самый лучший!»


Про гусеничку


Танцует гусеничка.

По росту невеличка.

Арабский танец славный.

Движенья тела плавны.

Прелестная кокетка.

Ну, право, как конфетка.

Одета в шубку рыжу.

Ещё на шубе вижу

Полоски желтоваты

И точки темноваты.

Вдруг рядом красны лапки

И коготки-царапки.

«Ты будешь кто такая?» –

Гусёнок, вопрошая,

Шаг делает поближе,

А клюв склоняет ниже.

Себя она назвала.

От страха тельце сжала.

«Мы родственники, значит», –

Он отошёл, не начав

Клевать пушисту шубку.

Вся мягкая, как губка,

Она сложилась вдвое,

Вслед поднялась и стоя

На гуся посмотрела.

От счастья обомлела.

Родня у ней какая!

Пушистая, большая.

А главное, летает –

Вон крылья расправляет.


Не ведаешь, глупышка,

Хотя бы понаслышке:

Тебе не ползать вечно.

Спустя срок быстротечный

Ты станешь уж другая.

Как будто умирая,

Вначале в спячку ляжешь.

Нет, раньше кокон свяжешь.

И, в кокон погрузившись,

От всех отгородившись,

Там в куклу превратишься.

Вот где ты отоспишься!

Но это не так долго –

Весна уж у порога.


И бабочкой проснёшься.

Из кокона взметнёшься

В лазурь небес высоко.

О, как длинна дорога!

Но ты её осилишь.

Ты полетишь – увидишь!


Про осу


Как осы появились?

Они ведь не водились

Ещё совсем недавно,

Сто лет назад – подавно …


В одной семье пчелиной

Вели себя все чинно.

За труд их уважали –

Боялись за яд в жале.

Вдруг белая ворона

(Не сосчитать урона)

В их улье появилась:

Пчела-позор родилась.

Трудиться не желала,

Нектар не собирала.

Всё время танцевала,

На гули улетала.

Дружила с мотыльками,

Стрекозами, жуками.

Хотела быть похожей

На стрекозу. И что же?

Стянула свой животик

Травинкою, а ротик

Накрасила пыльцою.

Как хороша собою!

И тельце удлинилось.

Вся внешность изменилась.

А талия какая!

Я просто замираю,

Глядя на эти формы.

И всё в пределах нормы.


Нет сил терпеть такое.

Совет в пчелином рое.

Решили гнать лентяйку.

Пусть завтра спозаранку

Отсюда уберётся,

Кем хочет, назовётся,

Но только не пчелою.

Бедняжка с головою

Поникшей удалилась

И вскоре поселилась

В дупле осины старой.

И нет обиды ярой

На родственников ближних.

С тех пор летит по жизни

Изящною красою.

Зовут её осою.


Про божью коровку


Одной большой корове

Случилось как-то внове,

Лизавши вкусну кашку,

Заговорить с букашкой.

А каша не из манны –

Зовут так клевер явно.

– Зачем на нос мне села?

Того я не хотела.

– Простите ради Бога.

Я отдохну немного

И путь продолжу дальше.

Не знаю имя ваше?

Лишь после такой речи

Корова рада встрече.


Беседу продолжают

И вот что выясняют:

Друг другу будут тёзки.

Сочувствия льёт слёзки

Корова: «Как мне жалко

Тебя – раз в двести галки

Ты меньше. Обижают

Бедняжечку, пугают».

Унизить кроху просто.

Ей не хватает роста.


Коровка удивилась:

«Мне даже и не снилось,

Что я так беззащитна.

Хотя совсем не скрытна,

Никто меня не тронет.

А схватит – так уронит:

Когда опасность близко,

Клюв хищника столь низко,

Я жидкость выделяю

И оттого воняю.

А люди меня ценят,

Ни на кого не сменят:

Я тлю всю истребляю.

Сады так охраняю».


Подумала корова:

«Судьба ко мне сурова.

С утра до ночи в поле

И против своей воли».

Вслед смотрит в небо ясно:

«Ах, как же там прекрасно!

Летишь, куда желаешь,

Лишь широко расправишь

Те два крыла прозрачных,

От жизни столь невзрачной.

Хозяин хворостиной

Стегает больно спину».


Уж солнце низко село.

Коровка ввысь взлетела.

Корова ж наклонилась,

Зубами в корм вцепилась.

И вновь роняет слёзки.

Теперь уж не по тёзке.


Ночь опускает полог.

Мал золотник, да дорог.


Шмелиная шубка 


приложение к сказочкам Козявочки, сочиненное ее пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-правнучкой


Я хочу рассказать об одной сумасбродной принцессе.

От нее доставалось порой самому королю.

Песнь тянула она непрестанную в жизни процессе:

«Обязательно я всем обидчикам вмиг насолю».

Не подумай, что слЫла принцесса поклонницей соли –

Не любила всего лишь она оставаться в долгу.

Вот задержит учитель хотя б на минуточку доле –

Незаметно привяжет к дивану зануды ногу.

А фрейлина заставит надеть это яркое платье

(Лишь оно, мол, подходит по цвету к желе на десерт) –

У наследницы трона готовая шалость уж: «Нате».

Деликатную вещь мышь увидит, попавши в корсет

Приставалы. Однажды проказница летом схватила

Насморк. Восемь пломбиров тогда умудрилась съесть враз.

И светило-врача она долго все за нос водила,

Так не давши закапать лекарство ни в нос и ни в глаз.


Как-то в знойный день нашу принцессу совсем разморило –

Разыграть семерых уж успела она поутру.

Во дворцовом саду в гамаке задремала так мило:

Мирный облик ее выражал, что ей все по нутру.

Вдруг на носик принцессы посмел юный шмель приземлиться.

Невдомек простаку, что нарушил он чей-то покой.

Изловчилась девица за это с букашкой сразиться.

Шмель в итоге удрал. Ну, а нос покалечен рукой.

Невозможно принцессе такое снести оскорбленье.

В этой дивной головке кружит вариантов всех рой,

Покарать как нахала. И следом приходит решенье:

Растереть в порошок проходимца ближайшей порой.

Вся загвоздка лишь в том, как найти ей того хулигана.

Все шмели ведь похожи как будто две капли воды.

Подурнела совсем. На душе прям зияюща рана.

Как от шмелей скорее очистить дворцовы сады?


Понимает она, что отец не одобрит желанья,

Не подпишет указ на убой: дескать, много затрат.

И тогда неожиданно мысль проникает в сознанье:

Из шмелей шубка будет дешевле в две тысячи крат

Дорогих горностаев. Король озабочен покупкой

Для малютки манто. Знают все, что прижимист слегка.

Отец счастлив побаловать дочку шмелиною шубкой.

Для казны королевской она будет очень легка!

Через месяца два щеголяла принцесса в обнове.

Все придворные были в восторге от шубки такой.

Но не греет манто ей ни душу, ни тело. Все внове

Уж в саду без шмелей. Не исправить тот шаг роковой.

До земли раньше ветки клонились под тяжестью яблок.

А теперь на них можно увидеть одно или два.

И не радует пение птиц – никого, кроме галок.

Лишь в ночи грызунам всем грозит одиночка-сова.


Вот к чему привела мимолетная прихоть принцессы.

Средь цветов столько пчел и так мало мохнатых шмелей…

Замолить чтобы грех свой, бедняжка все ходит на мессы.

В слезах кается. Ты хоть немножко ее пожалей.



Стихи       Poems


Главная      Home 

Создать сайт
бесплатно на Nethouse