Перевести страницу

СТИХИ


п р о с т о с т и х и





С О Д Е Р Ж А Н И Е


Я не знаю ------------------------------1

Это было как будто вчера…

Слепой дождь

Я хочу

Тишина

Цифру семь почитают счастливой…

Лунный месяц

Метаморфозы любви

Дивен бог во святых своих…

Забытый веер

Крещение

Страх

Фантастическая любовь

Лунная дорожка

Дрема

Звездный дождь

Мне суждено когда-нибудь уйти…

День рождения сына

Моя усталость

Зимний дождь

Герой библейский и слепой творец---- 2

О принце, любившем все серое

Твой уход

До ста совсем немного



Я не знаю


Это было давно… Я не помню,

когда это было. Может быть – никогда…

С. А. Сафонов


Я не знаю, когда это было.

Назад тысячу лет или пять?

Я бродила по берегу Нила,

В камышах заблудившись опять…


А потом я томилась в темнице,

Крест знахарства неся на себе.

И в толпе равнодушные лица

Улыбалися мне на костре.


Ну, а может, всё было иначе…

Я не знаю и знать не могу.

И теряюсь в догадках тем паче,

Чем у жизни всё дольше в долгу.


Кто же я? И зачем неустанно

В этот трепетный мир прихожу?

И теряю затем постоянно,

Что иметь изначально решу.


Одна истина так непреложна:

Жизни путь – вереница утрат,

С чем смириться совсем невозможно.

Потому ль возвращаюсь назад?



***


Это было как будто вчера:

Мамин смех, шутки папы и счастье.

Голос лета звенел в вечера,

И казалось, не будет ненастья.

Жизнь прошла, точно лента кино,

Но опять прокрутить невозможно.

Возраст ценится лишь на вино,

А у женщин узнать его сложно.

Только в снах возвращаюсь туда,

Где до боли любимые лица.

Ты сегодня ушла в никуда,

Чтобы завтра мне снова явиться.


А вокруг суета из сует.

Состоянье покоя так зыбко.

Долгожданный улов вот… Ан нет,

Ускользает заветная рыбка.

И опять подымаюсь с колен,

Видя образ пленительно-милый.

Все неправда, что прошлое – тлен,

Коль оттуда вы шлете мне силы.



Слепой дождь


Обман сменяется обманом,

Рахилью - Лия.

Все женщины ведут в туманы:

Я - как другие.

М.И. Цветаева

Вы любитель слепого дождя?

Если нет, ни за что не поверю.

И в былое ваш взгляд уведя,

Я открою пред сказкою двери.

То случилось давно-предавно,

Когда дождь любил землю лишь ночью,

А с утра уходил, где темно,

Там сбираясь со всей своей мочью.


В те поросшие мхом времена

Боги к людям стремились, играя.

И богиня дождя Пелена,

В вихре танца с парнишкой порхая,

На одном деревенском пиру

Две соринки в глаза допустила.

И – случись же такое в миру –

В три слезинки алмаз обронила.


Испокон смертным всем есть запрет

Видеть слёзы богов, но отныне

Преломляючи солнечный свет,

Мириады слёз льются богини.


Так уловка прошла Пелены,

И никто не заметил обмана.

В солнце – слёзы в полях зеленых,

А не дождь, уходящий в туманы.



Я хочу


Лучик солнца, прокравшийся в щель,

Я хочу обнимать и смеяться,

Перепрыгнуть мохнатую ель,

В облаках поутру искупаться,

Пробежаться по радуге в день,

Наболтаться с сороками в волю,

Превратить в сундук старенький пень

И привыкнуть к волшебницы роли.


А ещё я хочу мармелад

Из нектара фиалок и лилий,

Натолкнуться в пещере на клад

И потратить все деньги на иней.

Разбросать его в полдень в лесу

На полянке, где душно от зноя,

И заставить глупышку-осу

В спячку лечь, как зимою, всем роем.


На лугу все цветы сосчитать,

В сапоги-скороходы обуться.

И ни капли потом не устать…

Так хочу в свое детство вернуться!



Тишина


Тишина, ты лучшее

Из всего, что слышал.

Б. Пастернак


Какофония звуков вокруг:

Звон мобильника, грохот трамвая…

Приобщаясь к системе услуг,

От засилья шумов изнываю.


Я послушать хочу тишину.

Шаги вечера быстро смолкают.

Мимолётно взгляну в вышину –

Среди туч звёзды в прятки играют.


Растворяясь во мраке ночном,

Звуки словно плывут в бесконечность.

Тишина заполняет мой дом

На мгновенья, входящие в вечность.



***


Посвящение маме и ее сестрам

Цифру семь почитают счастливой,

В ней сокрыт восхищенья залог.

Семь сестёр – ни одной некрасивой!

Семь имён, семь надежд, семь дорог…

Пусть одних уже нет, а другие

Далеко. Мы их любим и ждём.

Они в памяти нашей такие,

Что как будто все рядом живём.

Не корим увяданье тоскливо.

Это лишь вечной жизни пролог.

Семь сестёр несказанно красивых,

Семь имён, семь сердец, семь дорог…


Лунный месяц

Как странно! Месяц – ведь отрезок года.

И в то же время – спутница луна.

Садовый сад есть содовая сода.

А лунный месяц – струнная струна?

Да, лунный месяц – это очень странно.

Изменчив так же, как абрис луны.

Как контур губ: () – при виде рваной раны;

) – в улыбке; ( – вы узнали, что больны.

И шабаш ведьм. И вой волчицы ночью.

Прилив-отлив. Подъем-упадок сил.

На двадцать девять дней. И многоточье.

Все: лунный месяц наконец уплыл…


Метаморфозы любви

Он встретил ее в ресторане.

На узком, но мягком диване

Девица со взглядом монашки,

Хоть сын есть, уже первоклашка.

Там корпоратив намечался.

А план разом взял и сорвался.

У гангстеров все однозначно!

Хочу – ОК! Будет удачно!

Бухгалтершу всунули в Бумер.

Опять им прошел этот нумер:

Похитили, скрылись. Улики?

Летучи, как лунные блики.

На двадцатикомнатной вилле,

Строенье в классическом стиле,

Теперь появилась хозяйка.

И кто она? Ну, угадай-ка!

Красавица с видом монашки

Бьет вазы, тарелки и чашки

И рвется на волюшку к сыну.

«Скорее горою застыну,

Чем гору я эту подвину,--

Лежит, погружась в половину

Опаловой ванны с шампанским.

Женой став, сначала в гражданском,

А позже в законном … да, браке.

Поверьте, что это все враки:

Что гангстеры вовсе не люди,

Что им достаются на блюде,

Серебряном с синей каемкой,

Бумажники с суммою емкой.

Их жизнь тяжела и опасна.

И все же порою прекрасна.

Влюбленные будто бы птицы.

Такое лишь может присниться:

Воркуют, летают от счастья.

Но смерть увести не в их власти.

Решил, что он с делом завяжет,

И путь к добродетели ляжет.

Но пуля его упредила.

Над гробом курится кадило.

И вида монашки не стало.

Вся святость сошла с пьедестала.

И умер король. Хватит гнева.

Да здравствует там королева!


Дивен Бог во святых своих…

«Дивен Бог во святых своих! –

Восклицаем мы глядя на лица,

Что взирают на нас, живых. –

Помогите со злом распроститься!»

Сколько глаз говорят со мной!

В каждой паре страдание вижу…

Ощущаю себя родной

Всем им. Чудное пение слышу…

Я в молитве нашла покой.

Душа теплым наполнилась светом.

Всю боль сняло как бы рукой,

И зима стала солнечным летом.

Изольется печаль в слезах.

И наполнится сердце надеждой.

Пропадет беспричинный страх,

Без конца донимавший мя прежде.

Голос ангельский вдруг затих.

На иконах глаза настороже.

Дивен Бог во святых своих!

Как другим... Помогите мне тоже.


Забытый веер

Меня свалила жуткая простуда.

Пылала я в жару, как хлеб в печи.

Мерещилися мне с водой посуда

И груз на теле, словно кирпичи.

В таком аду была я никакая…

И никого, кто смог бы мне помочь.

Ни видно было ни конца, ни края

Страданиям. В права вступила ночь.

Вдруг темноту снесла огней гирлянда.

Все ближе-ближе ярко-желтый свет.

Семь крошек выглядели так нарядно

В ажурных платьицах. Как бы балет

Смотрела я. Порхает стайка дружно

Похожих, как семь пчел, принцесс.

У всех прозрачны крылышки. Мне нужно

Позвать на помощь их. Но малый вес

Девчушек, знаю, в том помехой будет.

Я ошибалась. Первая взялась

Готовить чай из трав. Вторая студит.

Соломинку мне в рот. И полилась

Живительная влага. Я не верю.

Четвертая мне аспирин дала.

«Температуру я сейчас померю», –

Тихонько пятая произнесла.

Шестая натирала пятки спиртом.

Затем одела теплые носки.

Седьмая крошка час за часом битым

Махала веером мне. И виски

Уж не стучат, как молот. Нету жАра.

Я провалилась в сон. Вдруг слышу, день

Стучится в окна. И минуток пару

Зову воспоминание. Мне лень

Пошевелиться. Во всем теле слабость.

Какой чудесный сон в подарок мне!

Но стала явью сказочная сладость–

Лежал забытый веер на столе.


Крещение

Действительность полна сегодня чуда.

Из мира тайн струится благодать.

Вода в колодце, из реки и пруда

Готова силу Божию принять.

В накидке из снежинок, вся с мороза

Я в теплый воздух храма окунусь.

Поближе к алтарю поставлю розу

И к образам губами приложусь.

А пламя свеч, зажженных мною прежде,

Поддержит стойкий негасимый свет.

Питает он прекрасную надежду,

Что предков вечно будем чтить завет.

И оттого стремятся души наши

Сквозь суету тревог, забот сюда.

Алмазы брызг из водосвятской чаши

Возьмет себе крещенская вода.


Страх


Хочу кричать, но лишь подобье хрипа.

Хочу шагнуть, но не хватает сил.

Холодный пот змеится лентой липкой,

И ужас растворяет здравый смысл.

О, если б стать ничем от звуков скрипа.

Но только, как от тока, дрожь. Ожил

Всесильный Он. В действительности зыбкой

Лик разума так безнадежно кисл.

Ушло бесшумно самообладанье.

Спокойствие подняло белый флаг.

Но свято место пусто не бывает –

Уже на нем беспомощность сидит

И ни к чему пустое оправданье

Потом: как беспощаден этот враг.

Конечно, страх меня не убивает.

Лишь лучшее во мне взять норовит.



Фантастическая любовь


Ученые доказали, что при общении с женщиной,

которая нравится, у мужчины в слюне

увеличивается уровень гормона тестостерон.


Весь трепет жизни всех веков и рас

Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас.

М.А. Волошин

Приснилось, что живу в тридцатом веке.

Знакомый вдруг в любви признался мне.

И от смущенья опускаю веки.

Сто лет мечтала я об этом дне.

Но так ли искренно его признанье?

Сомненья цвет пророс в моей душе.

О, по ромашке если бы гаданье!

Но много лет как нет ее уже.

Вдруг вспоминаю ролики рекламы:

«Тест на любовь! Ошибка будет ноль!!!», –

Вещали губы ярко-рыжей дамы, –

Объекту плюнуть лишь сюда позволь».

А дальше белый лакмусовый листик:

Коль покраснеет от плевка, тогда

(Клянутся, никаких здесь нету мистик)

В словах – все правда. Как слеза, чиста.

От этой дури я в поту проснулась.

Что подсознание мое творит?!

Намедни я в заметку окунулась

«О чем слюна мужчины говорит».

При виде моего прекрасного созданья

Не только кровь вскипает, как бульон. –

В слюне растет… какое же названье?

Ах, да, мужской гормон тестостерон.

Не хочется мне жить в тридцатом веке.

Ведь чувства там все будут напоказ.

Сошелся мир на этом человеке.

Хочу быть с ним «всегда, теперь, сейчас».


Лунная дорожка

Зеркальна гладь воды…Безмолвье ветра…

Душистый запах трав дурманит так,

Что возношу хвалу природе щедро.

Ловлю повсюду благодати знак.

И обладанье счастьем где-то близко.

Дорожка лунная к нему ведёт.

Вдруг тучка-странница нависла низко,

И царству темноты настал черёд.

Но ощущенье счастья не померкло:

Всё те же запахи и тот восторг. –

Я страх, рождённый в темноте, отвергла,

С сомнениями не вступила в торг.

Вслед тученька, моей послушна воле,

Путь лунный бросила к моим ногам.

И кажется, что я секунды долю

Ступала по нему в заветный Храм.


Дрема

Бродит по миру нежный зверек.

Он особенно ласковый утром.

Сновидений уже срок истек.

Тает связь с мирозданием мудрым.

Но зверушка пушистым хвостом

Накрывает тяжелые веки.

И опять забываешь о том,

Что нельзя войти в прежние реки.

Погружаешься в свет темноты,

Где лишь слабые искры сознанья.

И блаженство от чар теплоты

Нереально земного созданья.

То, что редко, когда ты не спишь,

Представляется ныне как вечность.

Разбивается хрупкая тишь.

Упрекая себя за беспечность,

Просишь: «Только чуть-чуть». Еще миг

Неподвижности в сладкой истоме.

Но зверек от испуга поник…

И зевок ускользающей дреме.

Звездный дождь

Звезда упала, а за ней другая…

Метеорит летит. В пути сгорая,

Он дарит звёздный дождь. Камней сиянье

Оказывает на меня влиянье.

Я загораюсь трепетной надеждой.

Звезда погаснет на земле, но прежде

Я загадаю главное желанье.

Взрыв чувства безо всякого названья.

Задуманное чтобы воплотилось,

Молю: «Приди, что ранее не сбылось».

И вот уже короткое посланье

Рисует будущего очертанье.

Игре летящих звёзд конца не видно.

Тем, что на небе, чересчур завидно.

Бушует звёздное очарованье…

Того, что есть, чего уж нет, слиянье…


***


Мне суждено когда-нибудь уйти.

Забылась сном на миг моя беспечность.

Имеет все конец. Как не крути,

Я превращусь в ничто, я кану в вечность.

Накрывшись темнотой, спущуся вниз

И напою источник вод подземных.

Сольюсь с рекою. Дальше нежный бриз

Меня коснется в море. И смиренно

Ввысь устремлюсь по яркому лучу

И в черной туче поплыву. А позже

Себя подставлю молнии мечу…

И озаренье: я останусь все же.


День рождения сына

Как хорошо, что ты родился в мае.

Из стран заморских прилетели стаи

Певуний-птиц, чтобы тебя поздравить.

Весь месяц репетировали, так ведь?

Земля покрылась шалью изумрудной –

Узор меняется ежеминутно.

Весенние цветы к тебе склонились.

По времени, как ты, на свет явились.

Вокруг такое буйство звуков, красок,

Ну, просто взяли из волшебных сказок.

Весну природа радостно встречает.

Сынок же День рожденья отмечает.


Моя усталость

С тобою мы неразделимы,

Что два сиамских близнеца.

Мрачна, как северные зимы.

Не сходишь с моего лица.

И виснешь гирями на теле.

И не даешь руки поднять.

Из-за тебя плетусь я еле.

Не знаю, как тебя унять.

А ночью резко затихаешь,

Становишься совсем ручной.

Ты в это время отдыхаешь.

Ты беззащитна в час ночной.

Воспользоваться тем не в силах

Моих. Я – выжатый лимон.

И вот, сомкнув глаза уныло,

Пытаюсь погрузиться в сон.

Верчусь, как уж на сковородке,

И жажду мысли подавить.

А ты посапываешь кротко.

Готова я тебя убить.

И лишь к рассвету засыпаю,

Но – утро, и пора вставать.

Без передышки я зеваю,

А ты же бодрая опять.


Зимний дождь

Противные едкие капли

Ложатся на мех из лисы.

В стекле отражение. Вряд ли

Ему улыбнусь. Как часы,

Идут эти капли сквозь время,

В пространстве навеяв тоску.

Ее вездесущее семя

Жизнь дало унынья ростку.

Стекают дождинки по лицам.

Сминают мех шапок и шуб.

Скучаю по солнцу со ситцем.

Душа ноет, как больной зуб.

Понурые серые тучи

И их двойники на земле –

Сугробов чумазые кручи –

Смешались в едином котле

Того, что меня окружает…

Объятия снежных седин. –

Незваный гость, дождь, нарушает

Гармонию зимних картин.


1 2

Создать сайт
бесплатно на Nethouse