Перевести страницу

СТИХИ СОНЕТЫ

ПАСХАЛЬНЫЕ ПРИТЧИ ТЕТУШКИ СОЛОМЕИ




26. Отношение

Строительство прекрасного собора.

Монах, руководитель всех работ,

Спросил там каменщика с хмурым взором:

– На лбу твоем печать каких забот?

– Как изнурителен мой тяжкий труд!

Мозоли, седина и нервный зуд…

Монаха отвлекло лицо с улыбкой:

– Твой смех какой-то кажется ошибкой.

–Частичку в камне создаю судьбы.

Мне не увидеть зданье завершенным.

И все же представляю отрешенно

На стенах храма вязь моей резьбы.

Замест себя монах решает позже

Улыбчивого взять. Он лучше сможет…


27. Перстень

У шейха во дворце мудрец гостил.

Слуга с вопросом – нету больше сил

Терпеть: – Как старец дряхлый миром целым

Смог стать для светоча страны. Меж делом

Шейх попросил слугу прекрасный перстень

Продать на рынке лишь за сто монет.

Смеялись дружно торгаши. Все вместе.

Отдать за это столько?! Глупых нет.

– Ну, оцени его у ювелира…

– Две тысячи монет дает мне он! –

Вернувшийся слуга был изумлен.

Хозяин вещи улыбнулся мило:

– Ты оценил великое лицо,

Как на базаре люд – мое кольцо.


28. Стук

Сто пять священников в огромном храме.

Однажды настоятелю во сне

Явился Бог: – Я завтра буду с вами.

Проснулся. Вера хрупкая на дне

Души. О, сколько лет молил о встрече!

Но знал, что некому услышать зов.

И тысячами жгли церковны свечи.

Плели гимн вере из никчемных слов.

Но все ж храм убран. Ждать совсем устали.

И яства Богу вновь достались им,

Служителям. Но главное: проспали! –

Наутро след от колесницы зрим.

Стук ночью приняли за шум деревьев.

Господь стучится к нам. Но мы в безверье.

Пятая седмица Великого поста


29. Чудо

Приверженец раз потревожил Будду:

«Учитель, прикоснуться дай мне к чуду,

И за тобой пойду на край земли,

Любой приказ исполню, лишь вели».

Пророк всё сделал, что просил юнец.

Тот потрясён увиденным вконец.

– Мои глаза открылись. Твой – отныне.

– Теперь ты мне совсем не нужен, сыне.

Я понял, что плохой ты ученик,

Коль первого в науках не достиг:

Уменья находить большое в малом.

Рожденье человека лишь сейчас

Великим чудом для тебя вдруг стало.

Боюсь, что взор уже опять погас.


30. Философский вопрос

Раз поздним часом Насреддин Ходжа

Спешил домой. Вдруг звук шагов заслышал.

Его преследовали?! От ножа

Убийцы-вора умереть? Не вышел

Знать, храбростью и припустил бежать.

А догоняющих все ближе топот.

Ходжа не может в страхе аж дышать:

«Вот кладбище, могилы, яму вижу».

И прыгнул вниз. А кто летел за ним,

Хотел помочь. – Тот, впереди гоним

Бедою: «Почему вы тут? Средь ночи??»

Неловко мудрецу. Язык все ж спас:

– Вопрос сей философский, а короче…

Вы тут из-за меня, я – из-за вас.


31. Камень

Однажды хану дервиш повстречался.

В его глазах светился правды свет.

«Я тоже в юности, – и хан признался, –

Шел к истине… Теперь желанья нет».

– Ты видишь, хан, вершину той горы?

Как ослепительно она красива!

Туда валун взирает молчаливо.

За ним рассмотрим снежные ковры

На горних склонах. – Ты в своем уме?

Ведь камень закрывает всю картину, –

Густые брови хан сурово сдвинул. –

Хотя… пример с горой понятен мне:

Мой путь по жизни завернул за камень,

Что заслонил нетленных истин пламень.


32. Сила слова

В селе закончился воды запас

И вспомнили про старенький колодец.

Монах читал над ним молитвы час. –

Вновь чисто содержимое. Народец

Рад. С лужей рядом сел один мужик.

Решил и он водицу сделать свежей.

Весь день орал и под конец поник.

А запахи из лужицы всё те же.

«Ведь сила слова, – так изрёк монах, –

Не в громкости и… даже не в словах,

А в смысле, что мы вкладываем в имя.

Ты видел только грязь и нюхал смрад.

Когда же я молился, очень зримо

Представил родничок как результат.


33. Талант

Господь был занят сотвореньем мира.

Различные шкатулки с двух сторон.

Все из огромной вытряс. Но… так сиро. –

Заполнен мир, и очень скучен он.

Разнообразье звуков, ароматов.

Богатство красок, чувств и сонм вещей.

Но нет бриллианта в тысячу каратов,

Где преломляются пути лучей,

Рождая море радужных фантомов.

И взгляд в корзину, что совсем мала.

А в ней талант, коктейль побед и сломов.

Рука Всевышнего его дала

Лишь избранным. И мир стал необычным.

Там чудеса соседствуют с привычным.


34. Медитация

Старинный дзенский монастырь весной.

Сад пронизал дух сакуры густой.

Здесь медитацию всегда проводят.

Сейчас желанье закурити бродит

Средь двух учеников. А вдруг запрет?

Учитель каждому дает ответ.

Один курил, другой же нет назавтра.

И получается абракадабра!

– В саду курить учитель запретил!

– А мне позволил. Это непреложно.

Послушай, что ты у него спросил?

– Курить при медитации возможно?

– А мой вопрос звучал совсем не зря:

Могу ли медитировать, куря?


35. Халва

Халиф теряет напрочь вкус халвы.

Охота есть халву совсем отпала.

И ощущенья больше не новы.

Как будто пресной эта сладость стала.

Пришел на помощь мудрый старичок:

Связал халифа, положил на коврик,

Над ним халву повесил на крючок.

Тот с воскресенья так лежал по вторник.

В своей тарелке наконец халиф.

Атлас подушек на коврах бухарских.

Серебряный поднос с горою слив.

Шербет, халва. Танцовщиц знойных ласки.

– О, чудо! Не встречал халвы вкусней.

Готов любое яство кушать с ней.

Шестая седмица Великого поста


36. Брадобрей

Со мной болтает брадобрей меж делом:

– Откуда столько бедных и больных?

Ведь Бога нет, я утверждаю смело.

Иначе не было б надежд пустых.

Вслед, выйдя из цирюльни, наблюдаю:

Небритый и заросший человек.

Назад. И за порогом замечаю:

– Вас тоже нет и не было вовек…

– Моя профессия, наверно, вечна.

А люди… просто не идут сюда.

– И я о том же: в жизни быстротечной

Бог есть. Его не ищут – вот беда.

На свете много боли и страданья.

Идти к Спасителю же нет желанья.


37. Две стрелы

Стрелять из лука самурай учился.

Встал пред мишенью. Две стрелы в руке.

Мудрец бродячий там не поленился

Ему заметить: «Цель, что вдалеке

Ты вряд ли покоришь. Твоя ведь ставка

На первую стрелу поменьше, знать:

Прицел не тщательный, коль есть добавка.

Но силы всё ж успел ты растерять.

Поэтому потом стрелять труднее.

Всегда считай: с тобой одна стрела.

Научишься тогда стрелять быстрее.

И не откладывай свои дела

С утра на вечер, с вечера на утро. –

Сейчас конец у твоей жизни будто.


38. Своя ноша

– Несчастнейший я человек на свете.

И обменяться бедами готов

С любым страдальцем. Этому поверьте.

С небес послышался могучий зов:

–Свяжите в узел все свои несчастья

И принесите завтра в главный храм…

Битком уже. Груз просто негде класти.

Огромных сумок очень много там.

И вновь приказ: «Берите груз по нраву».

Пошел же каждый к своему узлу. –

Своя ведь ноша будет легче, право.

И горя в ней не больше по числу,

Чем заслужил ты, делая проступки.

Кто знает, чем полны другие сумки?


39. Два монаха

Шли два монаха, псалмы всё твердивши.

Вдруг видят: девушка у ручейка.

Как перейти, подол не замочивши? –

Похоже, что растеряна слегка.

Один из них поднял без слов девицу,

Через ручей пронёс и опустил…

Опять в пути. Другой монах стал злиться.

Поспорить с другом шанс не упустил:

«Как к женщине посмел ты прикоснуться?»

В его душе смятение и гнев.

А тот успел в молитву окунуться.

Опешил от тирады, чуть не сев:

– Ту женщину держал я лишь минутку,

А ты, похоже, с нею будешь сутки.


40. Ад

Один мне жуткий сон на днях приснился,

Что я в раю… Зрю красоту вокруг.

И никого… Вдруг кто-то появился:

«Исполню, всё, что ты прикажешь, друг».

Уж я наелся, отоспался вволю.

И вот так продолжалось много дней.

Как можно мне гневить такую долю?

Всё слишком хорошо сложилось в ней…

Невыносимо… Никакой заботы –

Душа желанием творить полна.

– Могу всё дать, но только не работу.

Да и зачем тебе нужна она?

– Уж лучше в ад, коль нечем тут заняться.

– В нём суждено тебе навек остаться.


41. Старец

На лавочке столетний старец грелся.

Как век назад, текла слеза весны:

С березы капли сока так вкусны.

Но яркий свет в глазах куда-то делся.

А рядом у подростков вышел спор:

– Всего что хуже в этом бренном мире?

– В семье средь близких ругань и раздор.

– Нет, бедность, где во сне ты лишь на пире.

– Нет, смерть,… болезнь,… война,… любви лишь кроха.

– А ты бы, дедушка, что нам сказал?

– Спасибо, что на диспут ваш позвал.

Подумав, он добавил: – Очень плохо,

Когда не сбудется, чего ты ждешь.

Но хуже – так не хочешь, а найдешь.


42. Блаженство

Всю жизнь счастливым был Великий Мастер.

Тепло улыбки на его лице

Испепеляло зло обид и страсти,

Что душат нас. Смеялся и в конце.

Вокруг ученики. Один спросил:

– Последние минуты. Что ж смешного?

– Я глубоко страдал в расцвете сил.

Учитель мой из теста же другого:

Под девяносто – без причины смех,

Веселье над хандрою брало верх.

Признался мне, играл как эту роль:

– Свобода выбора – простое средство.

Гордыня, зависть, сожаленье, боль…

И каждый день он выбирал блаженство

Страстная седмица


43. Правда

Мудрец с учеником у входа в город:

Им надлежит о вере рассказать.

И пессимист не упускает повод:

– Вас здесь не ждут и не желают знать.

И старец говорит ему: – Ты прав.

Вслед странникам другой попался житель:

– Все рады вам. В глазах – добрейший нрав.

– Ты прав, – согласен тоже с ним учитель

– Ну почему, отец? Одни и те же речи

В ответ совсем на разные слова?

– Второй увидел утро, первый – вечер.

Своим у каждого полна глава.

И каждый говорил мне правду только.

Причем, одну выбрасывая дольку.


44. Вера

Однажды атеист брел вдоль обрыва.

Вдруг поскользнувшись, устремился вниз.

Проносятся кусты, деревья мимо…

Вцепился в ветку будто бы в карниз.

Висит. На тонком волоске от смерти.

Большие камни, валуны на дне.

И вот прозренье в жизни круговерти:

– Лишь только Бог один поможет мне!

Господь, услышь! Но нет ответа свыше.

Слабеют руки. Атеист чуть дышит:

– Я буду верить, коль меня спасти

Возьмешься.

– Хорошо, но отпусти

Ты ветку, веру наконец обретши.

– Такое сделать? Что я – сумасшедший?


45. Завещание

Богатый человек на смертном одре,

Его омыв, одеть носок просил,

Поношенный. Сын не смотря на горе

Про просьбу не забыл… Он обходил

Час омывальщика. Тот непреклонен.

Ведь шаг с носком в исламе не законен –

К Аллаху всяк является нагим.

Друг умершего подошел засим,

Вручив письмо. В конверте – завещанье:

«Тебе, сын, оставляю состоянье

Огромное. С собой же взять носка

Я не могу. И вот мораль близка:

Уже сейчас готовь себя к уходу –

Богатство в мире том иного роду».


46. Сосед

– Душа моя изъедена грехами.

Но этот измотал совсем меня:

Сосед владеет многими дарами.

Нет потому покоя мне ни дня.

Глаз не сомкну из-за его богатства.

Любой обет исполнить я готов,

Чтобы иметь то ж (право, святотатство!),

Что у него. Господь, услышь мой зов.

– Получишь всё, чего не пожелаешь

С условием: соседу дам вдвойне.

– Так выколи мне глаз. И больше, знаешь,

Для счастья ничего не нужно мне.

– Да, жаль тебя, завистник, бесконечно:

Заставил сам себя страдать навечно.


47. Крест

Жил человек… На свете нет несчастней.

«Пошли мне, Боже, – страстно он молил, –

Подругу. Женщину, что всех прекрасней».

«А почему не крест?» – так Бог спросил.

И всё же тот обрёл, что жаждал очень.

Но это принесло такую боль!

Он просит вновь: «Хочу я меч наточен».

– А почему не крест?… Ну, что ж, изволь.

– Та женщина креста любого хуже.

Меч получивши, он её убил.

Потом был схвачен и наказан дюже:

К распятию палач вмиг пригвоздил.

– Прости, Господь, Тебя я не послушал.

Зачем вся суета? – Лишь крест был нужен.


48. Свет

Один мудрец беседовал с царем:

– Что светом служит человеку днем?

– Пресветлый царь, конечно, это солнце.

– А если ночь глядит в твое оконце?

– Тогда меня встречает свет луны.

– Вдруг громоздятся тучи-валуны?

– Я получу огонь в свече янтарной.

– Но ветер погасил его коварный.

– Тогда пойду туда, слышна где речь.

– А если ничего не смог сберечь:

Вокруг темно и тишина такая,

Что ловишь звук, напрасно замирая?

– Свет внутренний укажет верный путь.

Ярчайший свет души. И в этом суть.

Светлое Христово Воскресенье


49. Две капли масла

Юнец осилил тяжкую дорогу,

Чтоб о секрете счастья всё узнать.

Явился к Мудрецу. Там очень много

Таких красот, что в сказке не сказать.

«Две капли масла я накапал в ложку.

Всё осмотри, но масло не пролей»…

Узрил он во дворце всего лишь крошку,

Но то, что в ложке, было, словно клей.

– Я ничего не видел, кроме масла.

– Что ж, изучи ещё раз мой дворец…

Все чудеса он рассмотрел прекрасно,

Да маслу в ложечке пришёл конец.

Секрет такой: там радость не погасла,

Где не забыли про две капли масла.






1 2


Стихи Poems



Главная Home

Создать сайт
бесплатно на Nethouse